Нахичевань сегодня: взгляд путешественника

Буквально на днях я вернулся из Нахичеванской автономной республики Азербайджана, а проще говоря – Нахичевани.

Нахичевань – регион с тысячелетней историей и красивейшей природой, перекресток миров, цивилизаций и эпох, в ареале которого традиционно уживаются и сосуществуют основные мировые религии и культуры. Сегодня мало кто помнит и знает, но именно в Нахичевани покоится прах пророка Ноя, здесь христианство из гонимого властями Древнего Рима верования рабов превратилось в признаваемую широкими слоями населения религию. Нахичевань дольше всех областей Кавказа сопротивлялась арабскому завоеванию и последовавшей вслед за ним исламизации населения. Обо всем этом местные жители прекрасно помнят и свято чтут эту память. Конечно же, Нахичевань – это не Иерусалим и не Рим, но если кто-то хочет прикоснуться рукой к тысячелетней истории, то ему надо обязательно посетить этот край.

Говорят, что Нахичевань славится своей природой, и особенно – многообразием флоры, которая бывает прекрасна в своем весеннем цветении. Врать не буду – не видел. Я был в Нахичевани дважды: в первый раз – в июле 2014 года, когда столбик термометра не опускался ниже 49 градусов Цельсия, во второй раз – за неделю до и неделю после наступления 2018 года. Климат в Нахичевани – резко-континентальный, поэтому во время первого моего посещения местная природа предстала моему взору уже утомленной сезонной жарой, во второе – отошедшей к зимнему отдыху. Поэтому говорить что-то об этой стороне жизни Нахичевани я ничего не буду

В этих условиях поневоле обращаешь внимание на два других главных достояния Нахичевани – на горы и на людей, которые с каждодневным усердием и трудолюбием в этих горах живут. Горы в этом регионе Азербайджана величественны и великолепны в своем величии, восторженно описывать их красоты, почти ежечасно меняющиеся в зависимости от времени суток и состояния погоды, можно бесконечно, но лучше все это увидеть своими глазами или на фотографиях. Нахичевань могла бы стать сосредоточием лучших горнолыжных курортов Евразии, заткнув за пояс Альпы, Татры и даже Большой Кавказ, но этому препятствует одно существенное «но»: вот уже 30 лет идет вялотекущая армяно-азербайджанская война за Нагорный Карабах, в которой Нахичевань является прифронтовой территорией, к чужакам согласно логике военного времени относятся настороженно, приток туристов здесь не стимулируют, заботясь таким образом о собственной безопасности.

Поэтому мне остается только писать о людях Нахичевани, которые живут среди первозданной природы в условиях близости войны, и при этом всеми силами стараются сделать свою жизнь максимально удобной и даже комфортной в соответствии со стандартами современной цивилизации. Не скрою того факта, что я испытываю самые теплые чувства к нахичеванским азербайджанцам или попросту нахичеванцам, однако я не хочу надевать себе на нос розовые очки и идеализировать их жизнь. Я хочу рассказать о ней так, как она представляется взору внимательного и вдумчивого путешественника, повидавшего на своем пути много стран и народов и уже научившегося видеть суть вещей.

 Как живут нахичеванцы?

Всякий разумный человек, а я отношу себя именно к этой категории людей, который живет в чужой для него стране более трех дней, обязательно пытается для себя понять, как и чем живут местные жители, насколько полно бьется пульс их экономической жизни, ибо от этого в моем понимании напрямую зависит социальное самочувствие населения. От того, насколько организована жизнь людей, можно понять, счастливы ли они, насколько они верят в будущее своих детей. Я опишу здесь исключительно свои личные впечатления и наблюдения, выскажу мысли человека вполне урбанизированного, привыкшего к городскому комфорту и стилю жизни, который сопоставляет свои впечатления со своим индивидуальным жизненным опытом. Мои впечатления и оценки могут показаться кому-то наивными, кому-то – обиженными, поэтому я в каждом конкретном случае буду объяснять, почему именно так я думаю.

Для городского жителя, привыкшего к масштабам города с миллионным населением, Нахичевань и вообще вся Нахичеванская автономная республика Азербайджана на первый взгляд покажется тихим провинциальным захолустьем, где ничего никогда не происходит. Здесь нет большого количества многоэтажный зданий, яркой и даже кричащей рекламы, как в мегаполисах или столицах, но есть тихая и размеренная жизнь со своими, на первый взгляд, неприметными событиями и тенденциями, которые можно подметить только в том случае, если специально обращать на них внимание. Сделать это может путешественник, приехавший изучать край, но не праздный турист, ищущий для себя острых ощущений и ярких впечатлений. В Нахичевани никогда не было ресторанов «Макдональдс», и, если кто-то считает, что отсутствие этих ресторанов является главным критерием отсутствия цивилизации, таким людям сюда лучше не приезжать. Туристу, находящемуся в поисках пляжного или экскурсионного отдыха в Нахичевани сегодня также делать нечего, а вот путешественнику, приехавшему посмотреть на природу и людей, в Нахичевани будет полное раздолье, которое, правда, продлится недолго, если не возникнет желания продлевать его осмысленно.

Нахичеванская автономная республика Азербайджана расположена между Ираном, Турцией и Арменией, с последней Азербайджан более четверти века находится в состоянии войны за Нагорный Карабах, и такое географическое положение, помноженное на суровость природно-климатических условий, накладывает свой отпечаток на быт и нравы местного населения и властей. С севера на юг территория Нахичевани насчитывает 60 километров, с запада на восток – 150, на ее территории проживает чуть менее полумиллиона человек, поэтому изначально от привычного ритма жизни мегаполиса в Нахичевани приходится отказываться. Такого рода дауншифтинг, переход на пониженную передачу ритма жизни, требует двух-трех дней для адаптации, которых бывает вполне достаточно опытному путешественнику, чтобы разобраться со всеми особенностями местного колорита. И тогда уже самому остается решать, остаться ли еще на какое-то время, чтобы насладиться покоем и отсутствием суеты, или же возвращаться в кричащее многолюдие шумного мегаполиса. Лично я пробыл в Нахичевани две недели, нисколько о том не жалею и собираюсь при первой же возможности приехать сюда еще раз за тишиной и покоем, которых нет в суете большого города.

На первый взгляд бросается в глаза неторопливость, размеренность и даже провинциальность жизни нахичеванцев, что убаюкивает приезжего и не позволяет ему увидеть многих специфических черт жизни местного населения. Надо приложить некоторые усилия, чтобы вырваться из дремотного оцепенения, что обычно совпадает с поиском места для первого ужина. В Нахичевани есть много самых разных точек питания на самый разный вкус и кошелек – от респектабельных ресторанов до понятного любому горожанину фастфуда с пепси-колой. Рестораны привлекают посетителей традиционной азербайджанской кухней, точки фастфуда – турецкой. Днем, не в обеденный перерыв, легко можно найти свободные места, ближе к вечеру – уже сложнее. Здесь буквально бросается в глаза на фоне размеренной привычное взгляду жителя Москвы или Баку большое количество молодых людей, проводящих свободное время в кафе, чайханах, ресторанах быстрого питания, которых ближе к вечеру сменяют многодетные семьи местных жителей. Молодые нахичеванцы не питаются дома, а это прямо говорит о том, что у населения есть свободные деньги на то, чтобы их тратить в столовых, кафе и ресторанах. Люди более старшего возраста придерживаются более патриархального образа жизни, поэтому с ними поговорить по душам в будний день можно разве что на базаре.

Чайханы встречаются в Нахичевани чуть ли не на каждом перекрестке, если не на перекрестке, то в каждом квартале или микрорайоне, при этом в отличие от других городов Азербайджана они еще не утратили своего первоначального назначения места общения людей. Если в Баку и не только чайхана все больше трансформируется в кафе и все чаще воспринимается сначала как место питания, а и только потом как место общения, то а Нахичевани как географической области чайхана сегодня пока еще сохраняет своей первоначальное предназначение. В один из выходных дней я был в селении Шахтахты, чтобы осмотреть местный музей, а заодно и взглянуть на место, в котором сходятся государственные границы Азербайджана, Ирана и Турции (я был от него в нескольких сотнях метров). Шахтахты поразили меня симбиозом старого и нового: с одной стороны, газификация поселка, новая школа, больница, музей, мечеть, идеально асфальтированные улицы и дороги с не менее идеальной дорожной разметкой, с другой стороны, поведение людей, когда в субботний день, как кажется, все мужчины собрались на торговой площади и в чайханах, чтобы поговорить друг с другом. Мне, как европейцу, было странно видеть такое скопление откровенно бездельничающих мужчин среднего и старшего возраста при полном отсутствии среди них женщин, еще большую сюрреалистичность увиденному добавляло то, что многие из собравшихся, будучи за 50 метров друг от друга, звонили по мобильному телефону, чтобы пригласить кого-то присоединиться к своей кампании, хотя могли просто крикнуть или подойти, при этом по телефону они разговаривали так громко, что можно было услышать и без помощи телефона.

Есть еще одно обстоятельство, которое в Нахичевани бросается в глаза внимательному иностранцу, – это большое количество отделений, представительств и офисов банков, главным образом, иностранных – турецких и иранских. Их количество для маленькой по численности Нахичевани даже показалось мне до неприличия большим. Значительную часть времени моего пребывания в автономной республике они были закрыты из-за новогодних праздников, но надо полагать, что существуют они не напрасно, а приносят своим владельцам хорошую прибыль, иначе их содержание будет неоправданно с экономической точки зрения. Могу предположить, что они обслуживают торговые и транзитно-логистические предприятия и операции, для существования и проведения которых в автономии созданы все самые благоприятные условия. Я видел центральную республиканскую таможню в Нахичевани, таможенные посты в Шаруре и Джульфе, транспортные пограничных переход в Шахтахтах, и со знанием дела могу сказать, что международному автомобильному грузопотоку через территории Нахичеванской автономии нет никаких препятствий, и эта разновидность ютзнеса встречает исключительное благорасположение властей, которые стремятся привлечь иностранный бизнес и инвестиции на территорию своей республики.

В Нахичевани наблюдается значительное присутствие турецкого бизнеса и капитала, но говорить о том, что он захватил в регионе кучевые позиции, не приходится, Нахичеванская автономная республика была и остается азербайджанской во всех проявлениях своей социальной и экономической жизни. Нахичеванцы не мыслят себя вне Азербайджана, но при этом при каждом удобном случае стремятся подчеркнуть свою особую роль в азербайджанской истории и свой особый статус внутри своей страны. Иностранец на этой черте местного менталитета, если он что-то решил купить на базаре, может сэкономить некоторые деньги, если скажет торговцу: «Я не понял, ты азербайджанец или нахичеванец? Ты торгуешься как азербайджанец, но если ты – настоящий нахичеванец, дай скидку», и можете быть уверены, что легко сможете выторговать 10-15 процентов от суммы покупки. Но при этом надо иметь в виду, что такой трюк с жителями Ордубада – самого отдаленного города Нахичевани на границе с Ираном, испокон веков живших международной торговлей, не проходит: они не только не дадут скидки, но и сверх того постараются прожать иностранцу залежалый товар, который покупать из местных жителей из чувства самоуважения уже не станет.

Нацичеванцы традиционно реализуют свой жизненный и интеллектуальный потенциал в государственной службе, поэтому очень многие уроженцы территории, входящей сегодня в состав Нахичеванской автономной республики Азербайджана, во все исторически времена – и в Персидском шахстве, и в Российской империи, и в Советском Союзе, и в нынешнем Азербайджане – традиционно добивались и добиваются самых высоких административных должностей. Если посмотреть историю Нахичевани, то среди уроженцев республики есть один президент страны, два президента Национальной академии наук Азербайджана, один советский адмирал, один посол СССР при ЮНЕСКО, несколько высокопоставленных дипломатических работников нескольких стран мира – Азербайджана, России, Франции и даже Армении, два десятка царских генералов и десятки нынешних азербайджанских министров и генералов. Лучшие сыны Нахичевани, подобно горным орлам, всегда летали очень высоко, отчего у многих своих соотечественников создавали уверенность в том, что и им удастся реализовать себя за пределами своей исторической родины.

При этом всякий истинный нахичеванец никогда не порывает связи со своей исторической родиной. Так, в беседе со мной нынешний посол Азербайджана в Узбекистане Гусей Гулиев, который в далеком 1969 году уехал из Нахичевани в Москву поступать в военное училище и с тех пор побывал на своей малой родине всего несколько раз за жизнь, и то наездами по несколько дней, с теплотой в голосе говорил мне о дедовском доме и откровенно хвастался, рассказывая, как он его недавно отремонтировал. Урбанизированному европейцу, к категории которых я отношусь, трудно воспринимать такие мысли и поступки, но в любом случае они вызывают уважение. Подобное в чем-то наивное и порой даже гипертрофированное внешнее проявление любви нахичеванца к месту своего рождения я не раз встречал и в Азербайджане, и в России, когда вполне успешные администраторы (чиновники, так и военные и прочие начальники в погонах) открывают в городах, где сейчас работают или служат, рестораны национальной азербайджанской кухни и считают особым шиком то, что все продукты, горячительные напитки и даже минеральную воду завозят из Нахичевани. Из-за огромных транспортных расходов (не удивляйтесь, но нахичеванскую баранину и минеральную воду в Москву доставляют самолетами) себестоимость еды в таком ресторане очень высока, но цены заоблачно ради прибыли поднимать нельзя, так как не будет возможности конкурировать с соседями. Для своих хозяев такие рестораны, работающие, фактически, по принципу самоокупаемости, являются или дорогой игрушкой, или местом отдыха, куда они могут пригласить других нахичеванцев и как бы исподволь показать им: «смотрите, я не забыл, откуда я родом!».

При этом у нахичеванцев есть одна психологическая особенность, скорее всего, выработанная веками жизни во враждебном им персидско-армянском окружении, которую следует учитывать любому человеку, если он захочет иметь с ними дело (даже азербайджанцу из другого региона страны). Они с большим подозрением относятся к любым инициативами, исходящим не от местных уроженцев. Когда с ними начинаешь говорить о чем-то, что может улучшить их жизнь, то в их взгляде читается вопрос: «а зачем ты мне все это говоришь, когда я тебя об этом не просил?». Они очень ревностно оберегают свой уклад жизни и представления о том, что хорошо, а что плохо, и лично я, столкнувшись пару раз с этим, уже зарекся что-либо говорить им в отношении их жизни. И я не советую никому другому повторять мои ошибки: любой нахичеванец услышит только то, что он сам захочет услышать, но никак не то, что говоришь ему лично ты.

 Власть и общество

Нахичевань в Баку и во всем остальном Азербайджане за глаза называют «образцово-показательным ханством строгого режима», такую характеристику я слышал ни раз, и ни два от самых разных людей, начиная от высокопоставленных чиновников и заканчивая рядовыми обывателями. Побывав уже два раза в Нахичевани, чем не может похвастаться абсолютное большинство азербайджанцев, я могу с полной уверенностью сказать, что эта нелицеприятная характеристика была придумана бакинцами в совершенно конкретных исторический условиях начала 1990-х годов, чтобы оправдать их собственную беспомощность. Тогда в условиях развала СССР и начавшейся Карабахской войны, когда пришедшие к власти политические силы терпели одной поражение на фронте за другим, во главе Нахичевани встал бывший секретарь Политбюро ЦК КПСС и будущий президент Азербайджана Гейдар Алиев. Он стал символом возрождения азербайджанской государственности, которая началась в Нахичевани. Его преемник на посту глава Нахичевани Васиф Талыбов, зарекомендовавший себя в условиях войны не только как государственный деятель, но и как организатор обороны территории Нахичевани от агрессии вооруженный сил Армении, имеет реальное право чувствовать свое моральное превосходство над многими нынешними бакинскими чиновниками, которое он часто и охотно реализует, отчего в их глазах имеет соответствующую репутацию.

К сожалению, и с этим мне пришлось не раз сталкиваться и в Баку, и в Нахичевани, среди современных азербайджанцев бытуют совершенно превратные представления о ситуации в Нахичевани. Один из моих нахичеванских собеседников, помнится, очень обижался на бакинцев, рассказывая историю о том, как он приглашал к себе на свадьбу однокурсников по юридическому факультету Бакинского госуниверситета. Он мне говорил чуть ли не слезами на глазах, что те не верили ему, будто гражданам Азербайджана не нужен заграничный паспорт для въезда на территорию Нахичевани. Для меня – иностранца эта история звучала как забавный анекдот, но при этом я прекрасно понимаю, что она отображает реальное состояние менталитета азербайджанского общества, многие стереотипы и фобии которого гражданину другой страны совершенно непонятны.

Все увиденное мной в Нахичевани свидетельствует о высоком уровне если не вмешательства, то, как минимум, самого деятельного присутствия власти в экономической и социальной жизни республики. С позиции абстрактных понятий европейского либерализма это можно рассматривать как авторитаризм, но в объективных реалиях местной жизни все воспринимается совершенно по-другому. Я специально приехал в Нахичевань, чтобы подправить свое здоровье в санатории «Дуздаг» (в переводе на русский – «Соляная гора»), физиотерапевтическая лаборатория которого расположена в глубине одноименной горы на расстоянии полукилометра. Дорога от отеля до входя в гору занимает каких-то два километра, но чтобы ее построить, пришлось преодолеть четыре гряды холмов по 50-60 метров высотой каждый. Санаторий имеет статус республиканской здравницы, половина мест в котором отведена для местных жителей и распределяется между ними бесплатно, построить дорогу к нему силами частного капитала, стремящегося только в извлечению прибыли, было бы вряд ли возможно. Нахичеванская власть взяла решение этого вопроса в полном объеме на свое иждивение, и теперь бальнеологическим курортом могут пользоваться и местные жители, и гости республики, отчего, по-моему, выигрывают все – и местное население, и власть, и иностранцы. При этом каждый иностранец за две недели такого лечения в Нахичевани, не считая расходов на перелет, оставляет 2-3 тысячи долларов.

Даже этот частный пример наглядно свидетельствует о том, что власти Нахичеванской автономной республики Азербайджана очень активно и успешно реализуют принцип государственно-частного партнерства, внедрение которого в практику экономической жизни России, несмотря на все усилия Кремля, идет со скрипом. Например, власть в Нахичевани строит первоклассные по качеству дороги, частный бизнес обустраивает объекты придорожной инфраструктуры – заправки, мотели, кафе, которые, как мне это довелось наблюдать воочию, редко когда пустуют. Проехать всю территорию Нахичевани с севера на юг можно за час, с запада на восток – за два-три, опытный шофер-дальнобойщик такие расстояния просто не замечает. Однако созданный бизнесом комфорт и гарантированная властью безопасность заставляет его остановиться на отдых и даже заночевать именно где-то в пределах нахичеванской автономии. Здесь он ест, пьет, спит, заправляет свой трейлер, и все это создает прибавочную стоимость для местного бизнеса и последующего налогообложения. Но создать такую экономическую модель своего рода «перевернутого» марксизма, когда власть образует базис, а бизнес – настройку, можно было только волевым усилием государства.

Придорожная полоса дороги в западном направлении из Нахичевани в Седерак, и особенно ее ответвление на Дуздаг поделена на участки протяженностью от 75 до 300 метров, каждый из которых засаживается плодоносящими деревьями в шесть рядов с искусственным поливом и обязательной еженедельной обработкой земли. Создание садов на глинистой почве вдоль автомобильных дорог является прямой инициативой власти, к этой работе привлекаются только государственные чиновники (не путать с бюджетными работниками!), которые один день в неделю посвящают благоустройству подведомственной им территории. Такая деятельность на благо экологии республики продолжается уже 10 лет и приносит свои плоды. Все в Нахичевани с гордостью говорят об этом, но мало кто при этом вспоминает, что такие работы возможны только по инициативе власти, которая в этих условиях будет восприниматься исключительно как авторитарная. Увидя все это, как говорится, собственными глазами, я уже не знаю, как мне следует относиться к привычным политологическим терминам, и стоит ли вообще обращать на них внимание, когда сталкиваешься с реальностью, наличие которой ранее не мог себе даже представить.

В Нахичевани обращает на себя внимание очень высокая развитость инженерно-коммунальной инфраструктуры, что напрямую свидетельствует об уровне общего социально-экономического развития региона. Я уже сказал о том, что абсолютно все населенные пункты Нахичеванской автономной республики Азербайджана газифицированы, электрифицированы, имеют центральный водопровод, что предопределяет материально-техническую основу и качество их существования и дальнейшего развития. Каждый поселок имеет новую школу, больницу или амбулаторно-фельдшерский пункт и еще какой-нибудь объект социальной инфраструктуры – детский сад, музей, клуб, построенные по типовым проектам за государственный счет, что указывает на наличия и планомерную реализацию какой-то единой программы социально-экономического развития территории автономной республики. В этом смысле нахичеванцы живут в гораздо лучше организованных условиях, чем жители соседних стран, жизнь которых мне довелось наблюдать, глядя через границу.

Когда я общался с руководителем аппарата Милли Меджлиса (в переводе на русский язык – Народного Совета) Нахичеванской автономной республики Азербайджана Али Гасановым, являющимся, по сути, главой исполнительной власти автономии, то в разговоре с ним мне удалось узнать, что властям удалось преодолеть главный негативный демографический процесс – отток лучших интеллектуальных и управленческих кадров в Азербайджан, центральная власть которого традиционно рекрутировала лучших нахичеванцев на руководящие органы в административном аппарате страны. Местная власть всячески способствует интеллектуальном развитию молодежи, в столице есть два университета – государственный и частный, а также педагогический институт, что полностью удовлетворяет все потребности в получении высшего образования. В структуре государственного университета есть даже своя консерватория и медицинский институт, чего нельзя встретить в провинциальных вузах самых развитых стран мира. Этим высшая школа Нахичеванской автономной республики выгодно отличается не только от всего остального Азербайджана, но и от своих ближайших соседей – Ирана, Турции и Армении. В самой Нахичевани есть профильные средние школы с преподаванием всех предметов на русском и английском языках. Поэтому за интеллектуальное будущее Нахичевани можно не беспокоиться.

Когда видишь все это, то забываешь о наличии важнейшего внешнеполитического фактора, во многом определяющего повседневную жизнь Нахичеванской автономной республики. В 2018 году исполняется 30 лет армяно-азербайджанской войны за Нагорный Карабах, причем для Нахичевани данный факт – не абстрактное понятие, а реальность каждодневного бытия, поскольку вся северная часть государственной границы Азербайджана на территории Нахичевани представляет собой, по сути, линию фронта с Арменией. В Нахичевани дислоцирована отдельная армия вооруженных сил Азербайджана, в понимании европейца представляющая собой общевойсковую дивизию военного времени, в состав которой включена четверть личного става азербайджанской Национальной армии. Наличие столь значительного контингента войск на столь маленькой территории глазу обывателя, а тем более – для взгляда иностранца практически незаметны, все перемещения техники производятся исключительно ночью и по сельской местности. Однако надо понимать, что под места картирования войск, их учебные полигоны, директрисы маневрирования и пути снабжения отведены территории, которые исключаются из хозяйственного оборота. За пределами города Нахичевани и других крупных населенных пунктов автономии на каждом шагу натыкаешься на присутствие армии – эскарпированные холмы для организации обороны, прорезанные в холмах колонные пути для скрытного перемещения войск, запасные позиции батальонного и дивизионного уровня и даже полевые аэродромы. Все это наглядно свидетельствует о том, что нахичеванская автономия вот уже 30 лет живет в состоянии войны, и в этих условиях ведущая роль власти в жизни местного общества и существовании бизнеса неизбежна.

Логика если не военного времени, то, как минимум, полной и постоянной мобилизационной готовности республики к войне с Арменией за возвращение Нагорного Карабаха, в неизбежности которой уверены практически все местные жители (для нахичеванцев, в отличие от большинства бакинцев, предстоящая война – это уже давно решенный вопрос, а не образная фигура речи), предопределяет всю логику государственно-частного делового партнерства. К западу и востоку от Нахичевани – в сторону Седерака и Ордубада соответственно –  в непосредственной близости от главной автодороги республики построены два крупных цементных завода, мощностей одного из которых вполне хватило бы на удовлетворение всех хозяйственных нужд автономии, но построены и работают в половину своей мощности каждый два – как раз на случай войны, чтобы обеспечить мобилизационные потребности или вообще не остаться без цемента в случае успешного ракетного удара противника. Естественно, ни о каком искусственном создания конкуренции речи в этом случае не идет. Подобное дублирование производственных мощностей в Нахичевани наблюдается буквально во всем, даже в образовании. Как уже было сказано выше, в Нахичевани есть два университета – государственный и частный с очень похожим перечнем подготовки, и сделало это не для того, чтобы выяснить, кто из них лучше, а для того, чтобы вообще не остаться у разбитого корыта.

Мир и война, война и мир для современной Нахичевани – это совсем не абстрактные понятия, это – повседневная реальность. Реальность, которая управляется местной властью, пользующейся полной поддержкой общества. «Перевернутый» марксизм, нахичеванского бытия когда власть – это базис, а общество и бизнес – надстройка, – это никакая не абстрактная автократическая, а вполне жизнеспособная и реально действующая модель организации жизни маленькой по территории республики с суровым климатом, 30 лет успешно развивающейся в условиях перманентной окопной войны.

Праздничное нашествие иранских азербайджанцев

Идиллические и даже пасторальные картины жизни Нахичевани на несколько дней были скомканы массовым приездом для празднования Нового года сразу нескольких тысяч граждан Ирана. Все отели в Нахичевани – от пятизвездочных до трехзвездочных, и даже придорожные мотели были забиты ими. А в отеле «Дуздаг» на окраине столицы нахичеванской автономии, в котором я проживал в те дни, по этому случаю даже прекратили текущий ремонт, чтобы разместить максимальное число вырвавшихся из Ирана на светские праздники постояльцев.

Вели себя иранцы в Азербайджане в понимании русского человека именно так, как ведут себя в России финны и поляки, – мужчины находились в постоянном поиске выпивки, женщины – в поисках выпивки и приключений. Такое количество пьяных людей на единицу пространства, сегодня в России можно увидеть только на каких-нибудь закрытых корпоративных вечеринках, тогда как в публичных местах – в ресторанах, кафе или ночных клубах Москвы и не только – она просто невозможна, поскольку секьюрити строго наблюдают за тем, чтобы соблюдались если не нормы морали и правила приличия, то хотя бы внешняя респектабельность поведения и правопорядок. В отелях, гостиницах и мотелях Нахичевани празднующим Новый год иранцам было позволено буквально все, – они пили, плясали, орали, до непристойности громко смеялись, курили кальян (а исподтишка и анашу), спали на диванах и просто на полу в вестибюле и холлах отеля, флиртовали, заводили случайные половые связи, били посуду, ломали мебель, словом делали все то, что делать им в Иране категорически запрещено. И за все это очень охотно платили, возмещая ущерб имуществу приютившего их на время заведения в троекратном размере. Поэтому им разрешалось практически все, кроме криминала.

Из бесед с местными жителями я узнал, что абсолютно такая же картина была не только в самой Нахичевани, но и повсеместно во всей автономной республике – как во вполне пристойных с точки зрения развития коммунальной цивилизации Джульфе, Седераке, Абатабаде, так и в совершенно провинциальном Ордубаде или Шахтахтах. Запасы спиртного в отелях и окрестных магазинах были истреблены иранцами еще 29-30 декабря, после чего начались их поездки на такси по всей Нахичевани в поисках выпивки. Пять дней – с 29 декабря по 1 января – оказались для экономики всей нахичеванской автономии Азербайджана поистине «золотыми». Новое нашествие иранцев ожидается в марте по случаю празднования Новруз байрама.

Я смотрел на эту вакханалию иранцев трезвыми глазами и пытался понять анатомию всего происходящего вокруг меня. Объяснить для себя все увиденное чем-то иным, чем стремлением купить «глоток свободы», я не мог. Надо понимать, что позволить себе уйти в загул на территории соседней страны могут позволить себе только достаточно состоятельные люди, которые могут позволить себе потратить пару тысяч долларов на человека за пять дней для оплаты перелета, визового сбора (между Азербайджаном и Ираном существует межгосударственное соглашение, по которому азербайджанские гражане могут посещать Иран в безвизовом порядке, тогда как для посещения Азербайджана иранцам требуется виза, которая покупается ими в пунктах пропуска через границу), отеля и выпивки. Таких людей обычно называют «средним классом», представители которого у себя на родине отвечают определенным социальным стандартам. Обычно это люди среднего и старшего возраста, с достаточно высоким уровнем образования, не связанные с государственной службой, а также их дети и ближайшие родственники.

В ресторане отеля по случаю Нового года страстно отплясывали иранцы лет 45-50-ти и их жены или подруги, тогда как люди более молодого возраста просто заливали в себя вино, сидя в веселых и шумных кампаниях. Мои иранские сверстники вели себя так, будто хотели вернуться в годы своей молодости, во времена шаха Рза Пехлеви, когда их жизнь была свободна от всех внешних религиозных ограничений, наложенных исламской революцией 1978 года. В связи с этим мне запомнился один мимолетный случай, ярко характеризующий отношение выехавших на праздники в Нахичевань иранцев у них на родине: 29 или 30 декабря на завтрак спустились из номера две уже немолодые иранки в своих традиционных платках на голове, их появление в таком виде соотечественники встретили красноречивыми взглядами,  а  на обед они вышли уже с цивильными прическами. Иранки на Новый год в Нахичевани отдавали предпочтение броскому и даже вульгарному (от отсутствия практики пользоваться косметикой)  макияжу, накладным ресницам, вину и даже водке, вели себя расковано и даже фривольно.

При этом иранцы в Азербайджане на Новый год вели себя так, будто их никак не волновали события у себя на родине. Рост цен в магазинах на продукты и товары первой необходимости, спровоцировавший массовые беспорядки и столкновения с силами охраны правопорядка их явно не волновал. Иранцы веселились и развлекались, кто как мог, из чего я сделал вывод о том, что они были бесконечно счастливы оказаться подальше от всего того, что творилось на улицах их родных городов. В определенный момент времени мне даже показалось, что все они знали о готовящихся беспорядках и специально уехали за границу, чтобы не быть к ним никоим образом причастными. Они купили для себя несколько дней веселой и беззаботной жизни, и никто из них не хотел от нее отказываться.

Власти Нахичеванской автономной республики Азербайджана, как я заметил, очень спокойно и даже благосклонно смотрят на все эти увеселительные «рейды» иранцев на свою территорию, которые являются весомой статьей доходов для местного бизнеса и бюджета. Поэтому они не только не противодействуют, но и всячески способствуют этому. В беседе с руководителем аппарата Милли Меджлиса нахичеванской автономии Али Гасановым я поделился своими мыслями на счет иранцев, и они были встречены с полным одобрением. На брутальный отдых иранцев власти Нахичевани смотрят, как на стабильный и перспективный источник доходов республики, и всячески намерены его стимулировать. В частности, уже сейчас в Джульфе, являющейся азербайджано-иранской свободной экономической зоной, с участием государственного финансирования строится городок из отелей самого разного класса и уровня комфорта, ориентированных на прием иранских туристов, для которых даже нахичеванская патриархальность и дисциплина кажутся олицетворением свободы жизни и нравов. Завершение первой части этого проекта планируется уже этим летом. Адекватно понимая роль местной власти в жизни нахичеванского общества и бизнеса, я верю в то, что уже через несколько месяцев приток иранских туристов в Нахичевань в поисках веселья и беззаботности еще более увеличится.

Советы приезжающему в Нахичевань туристу.

Первое. Жизнь в Нахичевани размеренная и спокойная, климат –  суровый, а природа – дикая. Если вы привыкли отдыхать на приморских фешенебельных курортах, то вам тут не место. В сельской местности легко встретить не только волка (охота на диких животных запрещена по всей территории Нахичевани), но и на местную овчарку, размер лапы которой сопоставим с собакой Баскервилей. Когда я выехал поглядеть на окрестности Нахичевани, я встречал на земле отпечатки собачьих лап размером с ладонь взрослого мужчины, после чего желания побродить вечером и ночью за пределами городского освещения у меня резко поубавилось. Не знаю, нападают ли местные овчарки на людей, но выяснять это никому не советую. Впрочем, использованием местного такси решает эту проблему в корне.

Главными достопримечательностями Нахичевани являются могила пророка Ноя, в мусульманской традиции – Нуха, ханский дворец, множество мавзолеев и усыпальниц знатных исторических особ многих эпох и народов, расположенные в пределах городской черты административной столицы автономной республики. Для знакомства с ними и фотографирования вполне хватит половины светового дня, так как расположены они в черте города очень компактно. Об остальных развлечениях и впечатлениях придется позаботиться отдельно, для чего придется выезжать за пределы Нахичевани.

В 20 километрах от столицы автономии на высоте 2000-2200 метров над уровнем моря находится археологическая крепость Алинджа-гала. Чтобы познакомиться с ее основной частью, придется подняться в горы на 500 метров, начиная с отметки 1700 метров над уровнем моря, для чего необходимо будет преодолеть 2000 ступенек вверх и такое же количество ступенек вниз. От основной крепости до ее цитадели, которая расположена еще на 200 метров вверх в горы, надо пройти еще 1200 ступенек в одну сторону. Неподготовленному городскому жителю проделать целиком весь такой туристический маршрут вряд ли окажется под силу. Но если вы все-таки рискнете совершить такую экстремальную экскурсию в поисках новых впечатлений, проверки своих возможностей и ради знакомства с красотами горных пейзажей на высоте 2000 метров, то должны понимать, что такое приключение займет у вас целый световой день, а на следующий день вам будет проблематично дойти даже до ресторана в отеле.

Несмотря на то, что Азербайджан и Нахичевань как его составная часть являются страной светского ислама, здесь тщательно сохраняется историко-культурное наследие иных мировых религий. Так, неподалеку от Нахичевани располагается музей на основе существовавшего со II до XII столетия христианского монастыря, основанного по преданию апостолом Варфоломеем, «крестителем Кавказа», одним из 70 «избранных», который согласно христианской богословской традиции слушал Нагорную проповедь Христа вместе с апостолами накануне его распятия. Остатки монастыря расположена на высоте более 3200 метров над уровнем моря, на границе вечных снегов, доступ в это место зимой невозможен, и попасть в него можно только летом, когда снег поднимается вверх в горы. Сами понимаете, экскурсия в этот монастырь сравнима с восхождением в горы, поэтому без тренировки и наличия хорошей физической формы мечтать о ней даже не приходится. Но тот, кто сможет подняться туда и вернуться обратно с полным правом может считать себя настоящим горцем, на таких людей даже нахичеванцы смотрят с уважением.

Второе. Если вы собираетесь приехать в Нахичевань, то рискуете стать жертвой традиционного азербайджанского гостеприимства с оттенком нахичеванского радушия. Традиционная местная пища настолько вкусна, а вино и горькие настойки настолько приятны на вкус, что очень легко можно за неделю прибавить несколько лишних килограммов в весе. Здесь очень легко превратиться в персонажа азербайджанских народных сказок Гарынгулу, «раба желудка», аналога британского Робина-Бобина. Диету в ее европейском понимании здесь не соблюдает никто, и стать исключением из правила у вас никак не получится. Даже азербайджанские рестораторы сами признают, что нахичеванская баранина – самая вкусная на всем Кавказе, в ее потреблении под вино и местные соления на свежем воздухе очень сложно остановиться. Нахичевань расположена на высоте 1500 метров над уровнем моря, обмен веществ в человеческом организме на такой высоте идет совсем не так, как в равнинной Европе, и это обстоятельство также надо учитывать при планировании поездки.

Но самое худшее будет ждать по возвращении домой: перелет из экологически чистого высокогорья на равнину в удушливую атмосферу современного города на неделю, а то и больше сделает привычную для вас еду абсолютно безвкусной. И чем дольше вы пробудете в Нахичевани, тем больше будет длиться у вас такое гастрономическое разочарование. Лично мне потребовалась неделя на то, чтобы вновь войти в привычный для себя рацион питания и вновь начать ощущать привычный вкус городской еды и заставить свой язык и желудок забыть об упоительном  вкусе нахичеванской кухни.

Третье. При посещении Нахичевани всегда следует помнить, что сорок процентов периметра государственной границы Азербайджана в нахичеванской автономии с Арменией уже 30 лет представляет собой сплошную линию фронта, хотя последние два десятилетия дело дальше перестрелок на передовой не заходит. Ситуация на фронте внешне не оказывает ни малейшего влияния на повседневную жизнь нахичеванской автономии, но местные жители под самым благовидным предлогом обязательно поинтересуются у вас личным отношением к армяно-азербайджанскому нагорно-карабахскому конфликту. Всем приезжающим в автономную республику следует помнить, что армянам никогда исторически не было места в Нахичевани, даже в имперское время и в годы советской власти процент этнических армян среди местного населения никогда не превышал четверти от общего количества населения. Находящаяся в Нахичевани могила пророка Ноя, в мусульманской традиции – пророка Нуха произвольно присвоена армянами как их национальная святыня, никогда им исторически не принадлежавшая, но являющаяся в равной мере наследием большинства современных народов и цивилизаций. Любая иная высказанная вслух точка зрения чревата существенными неприятностями, в первую очередь, не с местными властями, а с местными жителями, которые горды все как один тем, что отстояли свою землю от армянской агрессии в начале 1990-х, даже несмотря на то, что тогда из Баку звучали призывы к капитуляции. Нахичевань – это единственная прифронтовая область Азербайджана, которая не потеряла ни клочка своей территории во время Карабахской войны, и здесь все от мала до велика об этом помнят. Служба в армии для всякого молодого нахичеванца является почетной и престижной, проходит на территории республики. В Азербайджане прекрасно понимают это, поскольку любой человек наиболее самоотверженно и мужественно будет защищать именно ту землю, на которой родился и вырос.

Четвертое. Нахичеванцы, будучи естественными и искренними сторонниками и приверженцами традиционных ценностей, требуют того же и от своих гостей, поэтому любое вторжение в свою личную жизнь они воспринимают как оскорбление. В знак уважения они могут рассказать что-то о своей семье, но требовать каких-то подробностей сверх сказанного не следует, так как это будет воспринято как личное оскорбление. Далее совместного чаепития в чайхане или ужина в ресторане в свою личную жизнь они не пускают, и требовать чего-то большего от них нельзя, так как это будет воспринято как невежество и хамство.

Олег Кузнецов

 

Добавить комментарий